чайхана

Характерной для этого течения была чрезмерная вера в стихийность масс — вера, которая очень легко переходила в уныние и отказ от борьбы, которая на деле влекла за собой пренебрежение к организации, отказ от боевой дисциплины во имя «революционной свободы». Она приводила также к оголтелому сектантству, презрению к средним слоям, отказу от политических союзов и компромиссов. Она, таким образом, подготавливала изоляцию и разгром рабочего класса. Оторванная от конкретных условий времени и места, анархистская мысль шла прямым путем к насилию, к политическому авантюризму.
Вот почему народные движения 1870—1871 гг. в провинции оказались перед лицом неразрешимых в то время противоречий. В последние годы империи нарастают экономические и социальные конфликты. Падение бонапартистского режима осенью 1870 г. как будто открывает перед рабочим классом новые перспективы к освобождению. Однако народный подъем и глубокое стремление к переменам у масс идут рука об руку с неспособностью анархистских «тайных вожаков» направить движение по верному пути чайхана.
Штабы радикалов и анархиствующие группы растрачивали такой ценный капитал, каким являлись воля масс к защите родной земли от захватчиков и их неясные стремления к глубоким социальным преобразованиям.
Массы отнюдь не были охвачены подобной лихорадкой. Если в Марселе в первые дни после возникновения конфликта и прокатились манифестации, которые могли удовлетворить буржуазию, и все газеты, в том числе радикальная печать, были заполнены неистовыми шовинистическими статьями, то в Лионе не было ничего подобного. «Объявление войны здесь было встречено без энтузиазма.