эвакуатор севастополь

Лес по «Баварской правде» так часто и так много раз упоминается как частная собственность, которая отчуждается, передается по наследству, продается и покупается, что говорить о сохранившейся общинной собственности на нее едва ли приходится. Разберем те доводы, которые приводит А. И. Неусыхин в защиту своего тезиса о том, что лес по «Баварской -правде» является собственностью общины и что использование общинных лесов почти тождественно отражено как в «Салической правде», так и в «Баварской правде» 1.
В XXVII титуле «Салической правды» совершенно четко сказано о том, что за дерево, помеченное более года тому назад, штраф по закойу не взимается. Это давало нам и другим советским исследователям повод считать лес общинным, у салических франков. Ни о каких хозяевах леса упоминаний здесь нет эвакуатор севастополь. Другое дело — в «Баварской правде». Там почти во всех титулах, где упоминается лес, стоит термин «чужой», т. е. кому-то принадлежащий, индивидуальный лес. А. И. Неусыхин называет лес, как и другие угодья у баваров, «неподеленным». -Можно ли говорить с такой категоричностью о баварском лесе? Нам кажется, что у самого А. И. Неусыхин а есть в этом вопросе противоречия. Находя правильным, что в XXII титуле «Баварской правды» речь идет все же о чужом лесе, т. е. лесе кому-то принадлежащем, автор, опираясь па имеющееся в титуле слово commarchanus, делает сомнительный вывод о том, что лес все же общинный.
В названном пункте XXII титула «Баварской правды» речь идет о том, что ни один свободный бавар не имеет права брать себе птиц, которые находятся в чужом лесу, хотя бы эти птицы были им найдены раньше, чем этим лицом, за исключением commarchanus этого владельца леса. А. И. Неусыхин по поводу данного пункта рассуждает так: «Это значит, что commarchanus имеет право брать себе птиц в таком лесу другого лица даже в том случае, если не он первый их там обнаружил. Следовательно термин «Silva alterius» обозначает здесь не частновладельческий лес, а участок леса, выделенный в пользование другому лицу, т. е. очевидно либо члену той же общины — марки, либо члену другой марки». Вывод в данном случае несколько априорный, так как вопрос идет, прежде всего, о праве на птицу, а не на лес. Хозяин леса мог поручить своему соседу взять его птицу в лесу, если на нее происходит покушение. Ни весь титул XXII, посвященный наказаниям за кражу в чужих садах, ни II пункт этого титула не говорят об общинной собственности на лес.