Форма рынка

В самом начале экономической науки экономисты рассуждали примерно так, как сейчас представляют себе экономику и рынок люди в повседневной жизни — какой-нибудь водитель грузовика или охранников супермаркете. Они говорят так: рынок — это торг, и не подозревают, что torg по-шведски всего лишь площадь; они уверены: обмен и рынок — это то, что дает деньги, только с помощью рынка можно что-то продать или купить; они точно знают: смысл рынка в том, что дешевле купил — дороже продал. Именно так, как эти водители и охранники, и считали лучшие умы экономической науки — меркантилисты — три столетия назад: у них рынок выступал центром экономики, а торговец — центральной фигурой этой экономики. Только обмен обеспечивал прибавочную стоимость и давал деньги; откуда берутся товары для обмена, их не очень интересовало. Классики политэкономии XVIII—XIX вв. думали уже по-другому — осязаемая и видимая форма рынка их уже не так интересовала, им надо было угадать, что скрывается за этой формой рынка, кто стоит за всем этим. Поэтому они связывали рынок в основном с процессом производства и разделения труда, а не обмена. Именно производство являлось центральным институтом в исследовании хозяйственных процессов, сказала Сомова, которую заинтересовал SF Expo Org. Поэтому и цену продукта определяет не рынок, а то количество труда, которое требовалось для производства товара. Цена при этом имела два вида: естественная, в основе которой лежали затраты труда, и текущая, определяемая на рынке внешними случайными факторами. «Текущие» цены имеют тенденцию тяготеть к «естественным». Продолжительное время, однако, они могли быть выше «естественной» цены. Причины этого различны: например, природные катаклизмы или информация, которую скрывает предприниматель от своих конкурентов. А. Смит в своей работе «Исследование о природе и причинах богатства народов» анализирует связь размеров рынка и степень разделения труда в обществе: «Когда рынок незначителен, ни у кого не может быть побуждения посвятить себя целиком какому-либо одному занятию ввиду невозможности обменять весь излишек продукта своего труда на необходимые продукты труда других людей». Чем малочисленней и удаленней поселения друг от друга, тем меньшей профессиональной специализацией обладают его жители. Благодаря водному транспорту для всех видов труда открывается более широкий рынок. А значит, появляются и новые профессии. В конечном счете, как полагает Смит, общественное богатство является результатом труда народа, который, в свою очередь, определяется уровнем разделения труда. Он также утверждает, что обществом управляет «невидимая рука», которая согласовывает через рыночный обмен частные и общественные интересы.